vspvsp (vspvsp) wrote in potsreotizm_new,
vspvsp
vspvsp
potsreotizm_new

Categories:

Паломник ( Православная монархия, эпизод 6)

Хмурым июльским утром три военных катера вошли в воды Монастырской бухты острова Валаам, направляясь к Спасо-Преображенскому монастырю. На двух из них плыли вооруженные отряды спецназа, а третий вез самого царя с двумя главными телохранителями - главами Импергвардии и ФСБ. В последнее время они сильно не ладили, и царь надеялся помирить их в этой святой поездке. Самому же ему предстояла более важная миссия: окончательно измучившись имперскими неурядицами, он твердо решил положить им конец и вымолить у бога спокойной и счастливой жизни для себя и всех своих подданных.
Оба генерала стояли у бортового ограждения и негромко переговаривались. Сам же царь, облаченный в спасательный жилет, сидел на крепко привинченном к палубе кресле, судорожно вцепившись в поручни, и ненадолго отрывался от них только для того, чтобы хлебнуть чайку из персонального термоса, ибо никак не мог унять зубовный стук.

- Боится за борт вывалиться, - догадался импергвардейский генерал. Ему, как и его собеседнику, было отлично известно, что несмотря на подводные съемки, которые регулярно крутили населению на ТВ, царь плавать совершенно не умеет и старается держаться подальше от любой воды, особенно холодной. - Сдает наш старичок, любого шороха стал пугаться.
- Ну насколько я его знаю, он таким был всегда, - отозвался эфэсбэшник. - А тут еще сенатор Шлюхис наплел ему, что экстремисты хотят его убить с помощью смертоносных лучей, направленных через интернет. Он и так интернет всегда ненавидел, а уж тут, естественно, сразу подписал все законы Шлюхиса, да еще с ужесточающими поправками.
- Ну мы-то от этих законов ничего не потеряли, - возразил ему импергвардеец. - Давай-ка лучше следить за ним повнимательнее, а то вляпается в какую-нибудь дрянь, а мы потом расхлебывай.

На беду обоих, это пророчество немедленно исполнилось. Когда они сходили на берег, в прибрежных кустах плюхнулась в воду какая-то ондатра. Царя охватил такой ужас, что он тут же навалил полные штаны. Пришлось обоим генералам подмывать его в озерной воде и переодевать в сухое. Обосранные портки выбросили прямо в озеро, и эфэсбэшник шепнул товарищу, смывая остатки говна с ладоней:
- Зато теперь ладожскую воду не надо освящать даже в крещение.
Тем временем к ним приблизились встречающие - процессия монахов во главе с игуменом Панкратием. Игумен облобызал царскую руку и сердечно пригласил его следовать за ним в монастырь. Несколько приободренный таким приемом, царь спросил своих телохранителей:
- Ну а вы как? Со мной отправитесь?
- Нам нельзя, государь, - ответил глава ФСБ. - Мы получили сведения, что в Ладогу через Неву проникла натовская субмарина. А ну как поганые америкосы вздумают высадить десант, чтобы сорвать твою великую миссию? За стенами монастыря ты будешь под надежной божьей защитой, а уж наша задача встретить врага здесь, если сунется.
Царь снова побледнел.
- Да, тогда лучше уж оставайтесь. И смотрите, не прозевайте агрессора.
Потом развернулся и отправился с Панкратием в монастырь.


- Ого! - произнес царь, когда они подошли к обители. - Я вижу, здесь мы будем не только под божьей защитой, но и под человеческой.

Стены монастыря были сплошь обтянуты колючкой. По периметру торчали вышки, на которых стояли вооруженные монахи.
- Настоящая крепость, - восхищался царь. - Хорошо вы здесь окопались.
- Это вынужденная защита от местных оккупантов, - недовольно сказал игумен. - Как же они меня заебали, вечно всем недовольны, нехристи поганые!
- Как? разве они еще остались на острове?
- Да кое-кто остался, к сожалению. Да вон смотри, как раз прутся сюда. Видать пронюхали, что ты приехал, сейчас жаловаться будут.
Тем временем пятеро местных жителей подошли и бухнулись перед царем на колени.
- Защити нас, батюшка, от этих мародеров, - заговорили они разом. - Совсем уже заели, житья не дают!
- Не мародеры, а божьи слуги, - поморщился царь. - Ну хорошо, давайте выкладывайте вашу жалобу, у меня времени мало.
- Мы очень долго и много терпели от этих божьих слуг. Чего они только не вытворяли, и из жилища нас выгоняли, и дома жгли, большинство не выдержало и уехало. А мы вот пока остались и решили создать для наших детей библиотеку. Построили домик, закупили и привезли книги. А они теперь хотят забрать здание под монашескую келью, говорят, что здесь все принадлежит богу, то есть им. Не допусти, батюшка, как же это дети наши без книг-то останутся?
Царь повернулся к игумену.
- Разве обитель не снабжает население духовной литературой?
- Снабжает, государь, как не снабжать. Да не хотят они читать ее, им подавай бездуховную, которую они называют светской и развивающей. Как будто в церковных книгах уже нет всего, что нужно для развития!
- Вот видите, - снова обратился царь к жалобщикам, - святые отцы совсем не лишают ваших детей чтения, а наоборот, об их духовном здоровье заботятся. Да и зачем вам эта чертова библиотека, вот и священники наши учат, что книжки отдаляют людей от бога, про поганый интернет даже говорить не хочу. Да и куда приведет ваших детей чтение всякой бездуховщины, вы подумали? Я вот книжек отродясь не читал, и поглядите, стал царем. А ваши дети, начитавшись этой дряни, вырастут, превратятся в нищих колдунов-ученых и будут клянчить у государства милостыню на свое никчемное существование. Вы этого для них хотите? Кстати, недавно глава Имперкомнадзора дал мне послушать отличную песню, я только забыл исполнителя, называется "Нет никакого космоса". Он почему-то просил ее запретить, а я считаю, что она очень правильная, так и надо поступать с этими бездельниками, гнать ссаным веником и давать в ебло арматуриной. Ну а теперь до свидания, вы и так меня сильно задержали.

Они вошли внутрь монастырской ограды, но тут им встретилась новая группа людей, лопатами грузивших на самосвал всякие отбросы.
- А это еще кто такие? Тоже местные?
- Нет, это иеговисты, на исправление сюда сосланы. Выполняют тяжелые работы во славу божию.
- Вот это правильно! Только я считаю, что надо бы еще и безбожников к ним прибавить.
- Безбожники для этого не годятся, слишком свою свободу ценят, сволочи. А эти... да вот сам посмотри
Игумен взял у одного из монахов кнут и вытянул ближайшего иеговиста вдоль спины. Тот воздел руки к небу и воздал хвалу богу за перенесенное страдание.
- Видал? С атеюгами так не получится, пусть лучше эти будут. Хоть и еретики, зато рабы идеальные.
- Ну хорошо, тебе виднее. Однако пойдем же скорее вовнутрь, хватит заниматься всякой антихристовой нечистью.

И вот наконец царь добрался до цели. Игумен провел его в молитвенную и вышел, оставив одного. Царь рухнул на колени и принялся истово молиться на иконы с изображениями Христоса, святых и себя самого, коих здесь тоже было предостаточно.
- Отче наш иже еси на небеси! - молился он самому себе. - Да святится имя твое, а царствие твое уже пришло! Бабло мое насущное даждь мне днесь! И не введи мя во искушение снова разрешить в Империи поганый интернет, но избави мя от санкций лукаваго короля Дональда! И сократи хотя бы на треть ненасытное имперское население, как сделал ты это с жестоковыйным народом израильским по желанию святого царя Давида!
В таких молитвах он провел больше двух часов и вышел из молитвенной совершенно измученный. Игумен провел его в трапезную и хотел усадить за стол, но тут царь случайно глянул в окно и увидел такую соблазнительную картину, что у него слюнки потекли.
- А это что такое? - указал он Панкратию пальцем на улицу.
По улице толпой шли раскрасневшиеся монахи в обнимку с молоденькими послушниками.
- Так сегодня же суббота, банный день. Да как же это я забыл? - засуетился настоятель. - Но ты не беспокойся, государь, мы сейчас тебе живо самого красивого послушничка подберем!
- Ты знаешь, игумен, - сказал царь несколько смущенно, - я привык к немножко другой роли. Еще когда в конторе работал, приучили старшие товарищи, среди коих было немало и вашей братии. Может, мы лучше с тобой в баньку-то, а?
- Куда уж мне, старому, - понимающе усмехнулся Панкратий. - Неспособен я уже на такие подвиги, мне на крайний случай и монастырской козы хватает. Но я дам тебе брата Афанасия, у него и кол как у жеребца, и торчит постоянно.

Спустя полтора часа распаренный и удовлетворенный царь вернулся в трапезную, где уже был накрыт роскошный стол. Брат Афанасий шел рядом с ним и ласково поглаживал по лысине. Братия уселась за трапезу, царю отвели самое почетное место во главе стола. Он светился от счастья, миссия выполнена, врагам не удалось ему помешать, Империя будет спасена!

- Ну вот пора и домой, - сказал он наконец. - Что-то генералы мои сигнала не подают. Ах да, они не могут, я же не пользуюсь этими сатанинскими блядефонами. Наверное, за оградой ждут. Ну спасибо тебе, игумен, за теплый прием, всего хорошего, до новой встречи.
Царя проводили до ворот и открыли их перед ним. Он вышел за ограду, но там его никто не ждал.
- Вот лентяи хуевы! - пробурчал царь. - Сотню шагов уже лень пройти. Ну ладно, сейчас доберусь до них, получат у меня.
Он вышел на берег и... ничего не увидел. Берег был совершенно пуст.
Страшные мысли заскакали в голове царя. Так значит натовский десант все-таки высадился и взял в плен всех его людей! Но почему тогда в монастыре не слышали выстрелов, а на берегу не видно ни следов борьбы, ни стреляных гильз? Неужели наши сдались без боя?
Дрожащими руками он поднес к глазам бинокль, который всегда носил при себе, и принялся обшаривать горизонт. И увидел вдали силуэты трех небольших кораблей, уходивших в сторону большой земли.
Тут-то ему и открылась ужасная истина. Не было никакой субмарины, не было никакого натовского десанта! Все это выдумали лживые и подлые генералы. И сбежали, бросив его здесь одного.
У царя подкосились ноги, и он тяжело опустился на прибрежный валун. Он никак не мог понять, зачем его телохранители так поступили. Почему-то ему вспомнился 91-й год, последний советский генсек Горби и его пребывание в Форосе.
За спиной послышались шаги. Царь обернулся и увидел игумена Панкратия, брата Афанасия и еще троих монахов. Они подошли и остановились в нескольких шагах.
- Ну что, царь-батюшка, - заговорил игумен, с трудом сдерживая ехидную усмешку, - пора тебе и отдохнуть от трудов праведных. Но на берегу тебе ночевать негоже, еще прибьют местные злодеи. Мы приготовили тебе келью, поживешь пока там, заодно и помолишься всласть. Вот только переодеться тебе надобно, уж больно прикид у тебя не монашеский. Афанасий, выдай ему одежду по форме.

Брат Афанасий выступил вперед и бросил к ногам царя власяницу и тяжелые вериги.

Окончание следует

Оригинал взят у ioann-holokaust обсудить можно в профильном соо
Tags: Путин 2042
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments