vspvsp (vspvsp) wrote in potsreotizm_new,
vspvsp
vspvsp
potsreotizm_new

Categories:

Литературные чтения

Я спас СССР!



Глава 1
Я жил как все другие люди,
а если в чем-то слишком лично,
то пусть Господь не обессудит
и даст попробовать вторично.

И. Губерман

   ... Таким образом, за 10 лет своего правления Хрущёв так и не смог преодолеть стереотипы социалистического развития и провести реформы государства и общества. Культ личности был уничтожен, но волюнтаризм и метания первого секретаря ЦК КПСС в экономике, внешней и внутренней политике сделали неизбежным его смещение и появление брежневского "застоя". Что в свою очередь предопределило развал СССР в 1991 году.
   Я захлопнул тетрадь, снял очки и раздраженно посмотрел на аудиторию. Школьники скучали. Двадцать шесть подростков восьмого класса А 113-й средней школы города Москвы зевали, смотрели в окно и поглядывали на часы. До конца урока истории оставалось пятнадцать минут.
   - Савченко! - я сделал морду лица кирпичом - Убери телефон! Или мне отобрать его?
   - Трофим Денисыч, ну я это... про Хруща читал - высокий прыщавый парень 14-ти лет лениво убрал гаджет в карман. Класс выжидательно смотрел на меня. Савченко не первый раз бросал мне вызов на уроке.
   - И что же ты прочитал? - я тяжело вздохнул. До конца занятия мне нужно было опросить несколько учеников и вступать в пикировку с парнем времени не было.
   - Хотел загуглить словечко новое - Савченко нагло улыбнулся - Волюнтаризм Хрущева. Зачетно звучит
   - Мы его уже разбирали на прошлом уроке.
   - А я на нем не был
   - Это и печально - я надел очки обратно, сел за учительский стол - Волюнтаризм - это командный метод, принятие произвольных решений вопреки объективным условиям и обстоятельствам. Проще говоря, глупые единоличные решение в управлении страной.
   Несколько человек записали слово в тетради. Повторно. Остальные явно томились на уроке. Май выдался жарким, за окном цвела сирень. Мысленно ученики были на улице. Сейчас прозвенит звонок на длинную перемену. Часть парней вместо обеда возьмет футбольный мяч у физрука и побежит на спортивную площадку играть. Девчонки сядут на скамейки. Будут поглядывать на пацанов и болтать о своем, о женском. Да... акселерация идет стремительными темпами. Подросткам по 14-15 лет, но некоторые выглядят уже на все двадцать. Косметика, одежда, прически...
   - А сейчас опрос - мой палец поехал вниз по таблице фамилий классного журнала. Школьники тут же опустили глаза. Прямо читаю у них на лбу: "Лишь бы не я!". Только пара отличников смотрят прямо и... Савченко. Этот двоек не боится, отец - местный депутат. Тянут хулигана всей школой.
   - Предтеченская!
   К доске, покачивая бедрами, вышла главная красавица класса Анастасия. Девушка уже вполне оформилась и носила яркие, открытые платья. Вся мужская половина восьмого А скосила глаза на ее вырез. Затем взгляды скользнули ниже к коленкам. Настя кокетливо поправила блондинистый локон, вопросительно взглянула на меня голубыми глазами.
   - Перечисли основные реформы Никиты Хрущева в социальной и экономической сфере.
   - А с какого периода? - красавица наморщила лобик
   - С момент прихода к власти - я строго посмотрел на первую парту, где два лоботряса пытались шепотом подсказывать - Какой это, кстати, год?
   - Пятьдесят третий?
   - Ты меня спрашиваешь?
   - Пятьдесят третий!
   - Продолжай.
   - Ну... развенчал культ личности Сталина
   - Я просил в социальной и экономической области. Политику не трогаем.
   Ее только тронь! Мигом продвинутые детки, а точнее их родители, напишут жалобы. Причем, как ни подай материал - останутся недовольные. Скажешь, что Сталин был тираном и уничтожал собственный народ? Получи жалобу в потокании либеральным взглядам и очернении имени главы советского государства. Скажешь что-то положительное, про победу в Войне, индустриализацию? Либеральные родители тут же в социальных сетях поднимут вой, кляня учителей, что обеляют имя тирана. И тоже посыпятся жалобы. Разница только в том, что первые пишут от руки и директору, вторые через портал Госуслуг и сразу в районный департамент народного образования. Раньше он назывался РОНО.
   - Хрущев повысил зарплаты, сократил рабочий день - Настя наконец, расслышала подсказки и принялась перечислять - Начал массовое жилищное строительство, провел школьную реформу. Распахал целину и создал совнархозы.
   Мнда... Сам поехал в Казахстан и распахал.
   - Ах да, стал платить зарплаты колхозникам.
   - А как же эти лохи до этого работали? - громко удивился Савченко
   - Следи за языком! - я стукнул ладонью по столу. Но отвечать на вопрос не стал. Посмотрим, как справятся.
   Предтеченская замолчала. Стрельнула глазками на первую парту, но я показал обоим "лоботрясам" кулак. Класс с интересом начал разглядывать мнущуюся ученицу. Никто не поднимал руку и Савченко победно смотрел поверх голов. Всех уел. Вон даже учитель молчит.
   - Ну как в ГУЛАГе работали - промямлила Настя
   - За пайку - выкрикнул кто-то с заднего ряда
   - Я же сказал лохи! - Савченко был на коне
   Ученики засмеялись.
   - Вышел вон из класса! - я встал. Сердце предательски кольнуло. Все-таки шестьдесят пять уже. Пора, пора на покой. Но разве проживешь на нашу нищенскую пенсию? Потом, все-таки заслуженный учитель России, почетная медаль Ушинского. Всю жизнь посвятил школе.
   - Не имеете права! - парень тоже встал, заелозил взглядом. Лицо покраснело, пошло пятнами. Класс осуждающе молчал.
   - Права ты свои знаешь. А как насчет обязанностей?
   Мы померились взглядом. Савченко опустил глаза, выдавил из себя "извините".
   - Сядь и запомни. Колхозники работали за трудодни. Была такая единица учета в СССР. И мы ее даже проходили. Если бы ты ходил на уроки, то знал!
   Прозвенел звонок. Предтеченская облегченно вздохнула, заулыбалась.
   - Звонок для учителя! - я остановил поступательный порыв школьников к двери класса - Сейчас я объявлю оценки за урок и дам домашнее задание...

   *****
   В учительской было шумно. Наши дамы обсуждали финал "Игры престолов". Все сходились во мнении, что концовка сценаристами была слита. Стоило только мне зайти, как я попал как кур в ощип:
   - Трофим Денисович, а вы что думаете о последней серии? - массивная химичка в очках с тонкой оправой требовательно на меня посмотрела. Я тяжело вздохнул, отступать было некуда. Учительницы замолчали и начали дружно сверлить меня взглядом. Я, да физрук - вот и все мужчины в школе. К нашему мнению прислушиваются, ждут.
   - Не смотрел и не собираюсь
   - Почему?
   - Не увлекаюсь социальным эскапизмом.
   - По-вашему любое фэнтези - бегство от реальности? - в атаку пошла пожилая математичка - Толкиен тоже?
   - Это же классика! - а вот и молоденькая преподавательница русского и литературы подключилась - Толкиена скоро в школьную программу включат. В обязательную часть
   - Ну, это вы, милочка, хватанули - химичка не согласилась с руссичкой. В учительской засмеялись - У нас, слава Богу, есть кого включить из отечественной классики
   - Не включат - я коротко согласился с коллегой, пытаясь из кулера налить воды в стакан. Кулер булькал, но воду не отдавал.
   - Давайте я помогу - молоденькая учительница, покраснев, схватила мой стакан - Тут вот так, по особому, нажать надо. А почему не включат?
   - Мордор по-вашему кто? Ну вот это сосредоточение зла Средиземья?
   - Кто?
   - Это, красавица моя - я забрал у покрасневшей руссички стакан - Советский Союз. А Саурон - это Сталин
   Новость поразила коллектив.
   - Серьезно? - химичка нахмурилась
   - Географии Средиземья примерно соответствуют Европе. На востоке, где Мордор, у нас кто? СССР.
   - А светлые духи - валары на Западе тогда...
   - Совершенно верно, заокеанские друзья англичан - США. А теперь позвольте откланяться. Мне нужно освежиться.
   Я допил воду, поставил стакан в специальный шкафчик.
   - Трофим Денисович, а как же Игра Престолов? - дружный вопрос застал меня в дверях
   - Я сериал не смотрел и не собираюсь. Но если вас интересует мое мнение...
   - Интересует!
   - Финал слили специально. Чтобы хорошо раскупали последнюю книгу Мартина. Ведь он тоже пишет заключительную часть. Вот ее то и будут читать. Бизнес и ничего лично.
   Я вышел в коридор и прошел в туалет. Встал возле умывальника, посмотрел в зеркало. На меня глядело морщинистое лицо старика с большой проплешиной на голове. Усталые глаза, седые волосы... Я стал умываться. Пока фыркал под водой, в туалете раздался шум, девичий крик. В распахнутую дверь заходила компания парней. Впереди шел Савченко, тащивший за руку визжащую девушку. Это была Предтеченская.
   - ...говорил тебе не крутить хвостом! Ведь говорил, сучка?! - позади Савченко шло несколько чернявых парней не из нашей школы
   - А ну отпусти ее! - я вышел из закутка с умывальниками и схватил хулигана за руку. Дернул его прочь от девушки, впрочем, не особо успешно. Амбал был на голову меня выше.
   - Пацаны, тут Трофимыч! - Савченко толкнул Предтеченскую, начал вырывать руку. К нему на помощь пришли дружки. Один ударил меня вскользь по лицу, а другой, с расширенными зрачками, не размышляя выхватил из кармана нож и ткнул им в меня грудь. Раздался еще один громкий крик девушки. На чернявого брызнула красная кровь. Я почувствовал резкую боль в районе сердца.
   - Бежим, пацаны! - Савченко толкнул меня и я упал на холодный кафель туалета. Кровь продолжала хлестать, разливаясь огромной лужей. Сначала я почувствовал холод в руках и ногах, потом стало меркнуть сознание. Глаза закрылись и накатила тьма.
   Боже, как глупо... Неужели это все?
   Внезапно, чернота отступила. Моя душа рванулась вверх, отделилась от лежащего на полу тела и воспарила над Землей. Я поднимался все выше и выше. Сначала Земля превратилась в маленькую голубую горошинку, а потом вообще в точку. Еще мгновение и родная планета затерялась среди бесчисленных сверкающих звезд. Сначала я не очень испугался, но чем быстрее Космос засасывал мою душу, тем страшнее становилось. Ужас вползал в меня постепенно. Вокруг меня был только черный вакуум. Полет прервался и я завис в мертвящей пустоте. "...и была земля безвидна и пуста, и тьма над бездною..." - всплыли в моей памяти строчки из Библии. Вот такое оно посмертие?
   Спустя вечность вокруг меня то тут, то там стали появляться и исчезать искры. Ежесекундно рождались и умирали тысячи, сотни тысяч, нет миллионы оранжевых огоньков. Я присмотрелся и поразился - вакуум кипел! И я кипел вместе с ним. Мое движение возобновилось, но это уже было не полет вверх, а падение вниз. Глупо, конечно про Космос говорить в терминах вверх и низ, но именно так я и ощущал весь процесс. Я мчался как комета, как болид все ускоряясь и ускоряясь. Позади меня сформировался хвост из искр. Я набрал такую скорость, что звезды смазались в светящиеся полосы, сформировав вокруг меня туннель. Туннель мерцал и пульсировал. А вот и свет в конце виден. Судя по всему, мое путешествие заканчивается.
   Свет становился все ярче, а потом и вовсе стал ослепительным. Словно из пушки я вылетел из туннеля и увидел ..Бога!. Как я узнал, что это Бог? В его глазах была вечность, телом - Млечный путь, а голосом - звук рождения Галактик. Моя душа рванулась к Творцу, но что-то мешало.
   Я хотел слиться с Абсолютом, раствориться в нем. И не мог. Внутри постепенно рождалось Слово. Оно набухало, разрасталось. У Слова была музыка. Своя, божественная. Я весь дрожал в такт ей. И я ее понимал! Я просил о втором шансе и мне его дали. А еще я получил особый Дар. Вселенная толкнула меня и душа, ускоряясь, полетела обратно в туннель. Звезды опять смазались, завертелись в хороводе. Я закричал от восторга! Спасибо, Господи.

   *****
   ... в светлое коммунистическое будущее. Под руководством "первого ленинца" и "великого борца за мир" Никиты Сергеевича Хрущева!
   Аплодисменты.
   - Русин, проснись! - кто-то ткнул меня под ребра и я открыл глаза. Свет ударил по зрачкам, я глубоко вздохнул. И чуть не застонал от наслаждения. Спасибо Господи! Я жив!! Ничего не хрустит, не болит. Дышится легко, тело полно энергией. А какие краски вокруг! Запахи... Мне захотелось подскочить, закричать во весь голос.
   - Леха, да что с тобой??
   Я обернулся и увидел рядом мелкого, черноглазого брюнета в очках. Одет он был в темный костюм с галстуком, на отвороте пламенел комсомольский значок. Глянул влево. Тут сидел другой парень. Массивный, в белой рубашке с большим отворотом. Рукава бугрились мускулами, лицо было простое, крестьянское. Нос картошкой, румянец во всю щеку. А находимся мы... в одной из лекционных аудиторий МГУ. Я учился в такой на историческом факультете. Ряды идут уступом вниз, в центре кафедра, за которой размахивает рукой какой-то седой старик. Позади мужчины на стене три портрета основоположников. Две бороды окладистые, одна клинышком.
   "...победы Коммунистической партии СССР это и есть марксизм-ленинизм в действии..." - лектор срывает очередные аплодисменты. Аудитория битком набита студентами и студентками. Свободных мест нет. Мое внимание невольно привлекают девушки. Они какие-то... не такие. Все в платьях. Ни одной в брючном костюме. Туфли лодочки, юбки-колокольчики в крупный горошек... Ретро.
   - Русин, ты как? - чернявый парень справа озабоченно смотрит на меня - На тебе лица нет
   Я же разглядываю свои руки. Они совсем не мои. Массивные, с рабочими мозолями. Левый товарищ наклоняется ко мне, шепчет:
   - Леха, давай мы Сыча попросим тебя вывести в медупункт
   Сыч, это судя по всему, лектор. Сычев?
   - Не надо. Я нормально
   Голос тоже не мой, бас с хрипотцой. На нас оборачиваются, лектор кидает на меня раздраженный взгляд.
   - Нормально? - брюнет шипит на ухо - Да ты головой об парту ударился!
   Я трогаю лоб. Действительно, шишка.
   - Переучился, наш Леха! - хмыкает левый сосед
   Я откидываю голову, закрываю глаза. В голове сумбур. Ясно одно. Я это не я. В том смысле, что тело не мое. А чье? И тут на меня обрушивается водопад информации. Вон он божественный ДАР! Я помню все. Всю свою жизнь. По дням, по минутам. И всю жизнь Алексея Русина. В чье тело меня отправили. Сирота, воспитывался в детском доме, служил в пограничных войсках. Благодаря протекции старого сослуживца погибшего в войне отца - поступил в МГУ. Почему-то на журналистику. Ах, да. Я вглядываюсь в прошлое парня и вижу, что в части он увлекся написание заметок в армейскую газету. Некоторые очерки, после правок цензора, даже опубликовали. Эти вырезки теперь хранятся в специальной папке, которую пришлось даже показывать приемной комиссии.
   Русин, как отслуживший, и без протекции мог сдать вступительные экзамены. Но фронтовой друг отца настоял. Сделал звонок ректору. Судя по первому впечатлению, Русин парень умный и волевой. Комсомолец. Служил справно, даже имеет медаль "За отличие в охране государственной границы". Участвовал в задержании нарушителя. Со стрельбой! Вот это да... Я разглядываю этот эпизод в памяти парня и чувствую, как начинает кружиться и гудеть голова. А где же сам Алексей? Его личности я не чувствую.
   - Товарищ Сычов! - мой массивный левый сосед поднимает руку, после чего встает
   - Что тебе, Кузнецов? - в голосе лектора слышится уже неподдельное раздражение
   - Русину плохо. У него вон кровь из носа идет
   Я открываю глаза и вижу красные лужицы на парте. На меня все оборачиваются. Большинство студентов смотрят сочувствующе.
   - Хорошо, отведите его в медпункт - преподаватель машет рукой в сторону выхода. Оба моих соседа подхватывают меня под руки, сводят вниз. Прислоняют к стене в коридоре. Кузнецов бежит обратно и приносит черный портфель. В ней, судя по всему, мои учебники и конспекты.
   Второй товарищ тем временем достает платок из кармана, прижимает к носу. Я благодарно хлопаю его по плечу и откидываю голову назад. Похоже подробный просмотр памяти - это не такое уж безопасное дело. Плата за знания берется кровью.
   Меня обнимают с двух сторон и мы бредем по коридору к знаменитым университетским лифтам. Известны они своей скоростью и капризностью. Не дай бог малейший перегруз - лифт отказывается ехать. А студенты начинают ругаться кому подниматься пешком или ждать следующий лифт. Но сейчас идут занятия и мы легко спускаемся на третий этаж, где находится медпункт.
   Тут тоже пусто и миловидная медсестра в белом халате быстро меня осматривает. Ставит градусник.
   - Рус, ну мы пойдем? А то Сыч ругаться будет
   Я уже знаю, кто мои друзья. Очкастый брюнет - Лева Коган. Его отец - знаменитый фельетонист из Правды. Гроза министров и секретарей обкомов. Немало из них было снято после статей Когана-старшего. "Сегодня в фельетоне - завтра в столыпинском вагоне". Мама - известная пианистка. Оба родителя Льва, несмотря на свою очевидную национальность, старые члены Партии. Не попали ни под репрессии, ни под дело "врачей-вредителей". Сам Лев хотел заниматься электроникой, радиоделом. Но папа сказал надо - сын ответил есть. И пошел в журналисты. Дисциплина в семье Коганов армейская.
   - Давайте уже, дуйте обратно. Дима, дашь потом списать конспект?
   - Да, у тебя же по марксизму-ленинизму автомат? - удивился мой второй друг и сосед по парте. Дмитрий Кузнецов. Сам из Рязани, служил в десантных войсках. У нас с ним "боевое" братство на факультете. Мы единственные на курсе, кто служил. Плюс уже три года как живем в одной комнате в общаге. Вообще, факультет журналистика располагается на Моховой. Но своей общаги у "акул пера" пока нет, поэтому они базируются в главном здании МГУ. Где проходят некоторые лекции.
   - Не хочу злить Сыча - я посмотрел на градусник. 36.6
   - В космос можно посылать - медсестра быстро глядит на цифры и начинает засовывать мне в нос тампоны из ваты - Перенапрягся. Посиди тут пока, отдохни
   - А ведь сессия только начинается - Коган подталкивает к двери Кузнецова - Давай, увидимся в столовке.
   Друзья уходят, а я смотрю на отрывной календарь на столе медсестры. Какой же сейчас год? Вот что меня волнует в первую очередь.
   На дворе 12 мая 1964-го года.
   Делаю легкое усилие, мысленно отрываю уже свою память. Про хрущевскую эпоху я знаю все. Последний год правления "кукурузника". Осенью его снимут. Пост первого секретаря ЦК КПСС займет дорогой Леонид Ильич. Брежнев и Ко уже сейчас ускоренными темпами строят заговор против Хрущева. Подговаривают друзей из Президиума ЦК, ведут переговоры с секретарями обкомов. Хрущев обречен. Против него вся союзная и республиканская элита, армия и КГБ. И причин тому несколько.
   Во-первых, неудачи в сельском хозяйстве. Хрущеву так и не удалось накормить страну. Метания, эксперименты, кукуруза и целина, капельный полив и химизация. Чего только не перепробовал неугомонный Никита. Но все, что было гладко на бумаге - натыкалось на овраги советской бюрократии и безответственности. Кукуруза, которой Хрущев так поразился в Америке, отказывалась расти в районах рискованного земледелия средней полосы России. Распахали целину? А заодно с ней и казахские соланчаки. Лесополосы высадили поздно, последние два года на целинных землях бушуют песчаные бури. Урожай погиб, в стране намечается острый дефицит хлеба. Его ощущают даже в крупных городах. Это вызывает сильное недовольство народа. Уже случился бунт в Новочеркасске.
   Во-вторых, элиты. Их Никита тоже больно пнул. Разделил обкомы, сокращает армию и генералитет. В верхах растет раздражение. Чуть не начали ядерную войну с США ("свозили ракеты на Кубу и обратно"), рассорились с Китаем (личный конфликт Хрущева и Мао), разругались вдрызг с интеллигенцией (матерные эскапады в Манеже против скульпторов и художников) - и все ради чего? При этом удивительно, но сама творческая жизнь в стране на подъеме. Снимаются фильмы-шедевры, пишут гениальные романы и песни. Эффект "оттепели"? Но оттепель объективно заканчивается, если уже не закончилась. Через год на Саматлоре забьет первый, самый мощный фонтан нефти. Откроется новая углеводородная сокровищница Сибири. Разумеется, на Западе узнают и о нефти и о газе. Узнают и поставят в уме галочку. Ведь углеводороды - это кровь мировой экономики. А капиталисты-вампиры любят кровушку. Очень любят.
   - Русин, тебе сколько полных лет? - медсестра заполняла карточку на меня
   - Двадцать три
   - Так ты после армии?
   - Точно - я встал, прошелся по кабинету. Ничего не болело, голова прекратила кружиться. Кровь тоже не идет. Аккуратнее надо быть. Осмотрел белую рубашку с коротким рукавом, темные брюки. Вроде не закапал. Мое внимание привлекла необычная пряжка ремня. Скрещенные мечи. Подарок?
   - В каких войсках служил? - медсестра кокетливо поправила белокурую прядь, выбившуюся из-под шапочки.
   - Пограничник.
   Я присмотрелся к девушке. Ничего так, высокая и фигуристая. Белый приталенный халат подчеркивал все прелести женской фигуры. Грудь так третьего размера. Карие выразительные глаза. От моего взгляда девушка покраснела.
   - Ты ведь Вика? - я напрягся, сделал мгновенный прокол в память Русина. Прошлый год, картошка, подмосковный колхоз, грязь, бараки... И мы, двадцатилетние лбы, убирающие плоды природы. А вечером поющие под гитару, употребляющие портвейн Агдам и кадрящие окрестный женский пол. Причем судя по воспоминаниям Алексея, будущие журналисты пили так, будто у них впереди несколько запасных печеней. Парочку самых отвязанных судили на комсомольском собрании. Вроде бы привели в чувство. Потребляй, но не злоупотребляй!
   - Да, я Вика - девушка нахмурилась - И да, ТА САМАЯ ВИКА!

СамЛиб
Tags: креатив, кушайте - не обляпайтесь!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments