vspvsp (vspvsp) wrote in potsreotizm_new,
vspvsp
vspvsp
potsreotizm_new

Categories:

Знакомьтесь, наш новый враг - Сталиночубайс

(или как хитрый либерал маскируется под коммуниста, чтобы патриота обмануть)

Перед нами не оппозиционеры, не радикалы, не контркультурщики. Перед нами - мальчики-мажоры, делающие успешную карьеру в аппаратной или околоаппаратной среде. Это люди, которые уверены, что им ничего не будет, например, за высказывания, что надо больше расстреливать, или за фразы о том, что ГУЛАГ – отличная вещь. Номенклатур-большевизм является одним из отростков либеральной номенклатуры современной РФ.

Возник этот отросток на волне спроса со стороны власти на борьбу с цветными революциями. Кому-то пришла в голову «светлая» мысль, что лучше всего бороться с оппозиционными движениями, опираясь на неосоветские настроения и эстетику, а в качестве позитивной альтернативы «либеральному проекту» продвигать «СССР 2.0». Так начался взлет движений типа кургиняновской «Сути времени». Так начался взлет медийных фигур типа Константина Семина, Дмитрия Пучкова-Гоблина или Максима Шевченко.

Идеология номенклатур-большевизма оказалась весьма специфична. Во-первых, это оголтелый антинационализм. Номенклатур-большевики ценят СССР и большевистскую диктатуру именно за то, что они боролись с русским национализмом и «великорусским держимордой», за то, что осуществляли «дружбу народов». Главным плюсом СССР было то, что в нем территория России была разделена на 15 республик и множество автономий, в которых осуществлялась «дружба народов» и «новая историческая общность».

Характерно, что номенболы, как правило, рассматривают украинцев и белорусов как нерусских, а их отношение к ситуации на Украине сводится к «борьбе с майданом», борьбе с «фашистами-бандеровцами», но ни в коем случае не за права русских и не за русское единство. В самой же России номенклатурный большевизм выступает за максимальную дерусификацию окраин, за государственное преследование русских националистов как подрывного элемента и мнимых «уменьшителей», якобы выступающих за «развал страны».

Во-вторых, номенклатурный большевизм – это антиправославие и антиклерикализм. Ни от кого больше, включая даже либералов, не идет такого потока ненависти к Церкви, таких нападок на Святейшего Патриарха и на духовенство, такого непрерывного унижения от вышучивания до откровенной грязи в адрес Русской Православной Церкви, как от номенклатурных большевиков. Антихристианство - один из важнейших принципов номенклатурного большевизма.

Третий кит, на котором стоит номенклатурный большевизм – это культивация враждебности к исторической России. Из этой среды раздаются постоянные издевательства и проклятия по адресу «булкохрустов», характерно стремление всеми возможными софистическими приемами доказать оправданность прерывания органического исторического развития России и неизбежность революции. В последние годы неосоветская апологетика сдвинулась от оправдания советской эпохи в сторону восстановления и преумножения советской клеветы на царскую.

Наконец, четвертое основание номенклатур-большевизма – это апология репрессий и террора, культ государственного произвола, осуществлявшегося большевистской диктатурой. Причем эта апология осуществляется сразу на двух направлениях.

С одной стороны, стремление доказать, что никакого террора не было, а если и был, то количество его жертв сильно преувеличено. Здесь особенно рьяно культивируется ненависть к Александру Солженицыну как к человеку, давшему системную панораму красного террора против русского народа. Тут мы видим постоянные кривляния на тему «миллионов расстрелянных лично Сталиным», которые должны показать абсурдность претензий к советскому вождю. И это при том, что число жертв лично Сталина хорошо известно – 45 тысяч человек, расстрельные списки на которых были заверены самим генсеком.

С другой стороны, в то же самое время производится обвинение жертв – мол, те, кто был казнен, был казнен справедливо, на самом деле они были «пятой колонной», с которой требовалось расправиться, чтобы «победить в войне и построить мирную жизнь». Все жертвы превращаются в «шпионов», «нацпредателей» и даже «коррупционеров» (и это при том, что в реальных репрессиях тема коррупции практически не фигурировала).

Соответствующая риторика переносится номенклатур-большевиками и на современность. Мол, государству надо больше сажать, расстреливать, вешать и карать врагов, нужны «новая опричнина» и «новый 37-й год». Фокус ненависти к либералам-западникам смещается с того, что они западники, что они лоббируют утрату Россией суверенитета, на то, что они в качестве либералов говорят о каких-то правах – человека или гражданина, говорят о недопустимости репрессивной политики. Впрочем, и антизападничество номенболов весьма специфичное – это не столько защита национальных интересов страны, сколько воспаленная шпиономанская риторика.

Нападая на одиозных представителей оппозиции типа Ходорковского, Гудкова, Навального, Латыниной и прочих, номенклатур-большевики, однако, защищают не те ценности, которые действительно противоположны ценностям западников – идею православной, монархической, национальной России как самостоятельной цивилизации и суверенной державы, а лишь ценности текущей бюрократии, зачастую столь же либеральной, которая защищает свою власть от менее удачливых конкурентов.

Фактически в центре номенклатурно-большевистской идеологии – право бюрократии на бесконтрольную расправу над гражданами. И именно этим культом репрессий номенбольство оказалось особенно привлекательным и востребованным на идеологическом рынке. По сути, под неосоветским соусом продается апология любых антинародных действий со стороны аппарата – будь то разрушение национального государства, сдача тех или иных внешнеполитических позиций, нелояльность к самим основам духовной и культурной жизни русского народа. Всё это начальник может делать просто потому, что он начальник, а всякая критика – это шпионство, измена и «цветная революция».

Внезапно обнаружилось удивительное. Под тонкой пудрой советчины перед нами оказалась замаскирована идеология либеральных элит: русофобия, антиправославие, исторический нигилизм по отношению к русскому прошлому и стремление к полной бесконтрольности и осуществлению своих корыстных интересов, «железной рукой» подавляя любую общественную критику. «Сталин» номенклатур-большевиков внезапно оказался псевдонимом Гайдарочубайса.

При этом данный Сталиночубайс выступает нагло, с чувством полной безнаказанности и ощущением принадлежности к номенклатуре, которая своих не сдаст. Можно всё – клеветать на живых и ушедших, угрожать им расправой и обвинять в подготовке мифического «русского майдана», использовать государственные медиаресурсы не то что не по назначению, а прямо против государственных интересов.

С номенклатур-большевиками никакое взаимодействие, кроме противостояния, попросту невозможно, поскольку любые объединяющие ценности у нас отсутствуют. Они - противники русской национальности. Противники православного христианства. А подлинную антиреволюционность и самодержавие подменяют неприкосновенностью для критики начальственного произвола и культом государственного террора.

Фактически номенклатур-большевики ведут войну против исторической России для того, чтобы Россия современная ни в коем случае не восстановила с нею свою преемственность, чтобы она навсегда так и осталась кровоточащим обрубком СССР.

Холмогорка на Царьграде (где шляется Толик99, что должен был оформить этот псто?!)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments