vspvsp (vspvsp) wrote in potsreotizm_new,
vspvsp
vspvsp
potsreotizm_new

Category:

Политэкономия страны-зомби

Характерной чертой сегодняшней России является не просто банальная коррупция или дефицит власти закона, а возрождение феодальных отношений между правителями и теми, кем они правят, а также восстановление многоуровневой стратифицированной структуры общества.

Существовавшая веками феодальная система состояла не только в принципе наследования или в централизованной власти, олицетворением которой была иерархическая система подчинения. Она также предполагала концепцию «знати», обладавшей «естественным правом» управлять, и стратифицированной массы крепостных или смердов, полностью зависевших от своих хозяев. Если в Западной Европе освобождение «вилланов» (имеются в виде не злодеи, а феодальные крестьяне, подчинявшиеся хозяину или господину, которому они платили дань и оказывали услуги в обмен на землю) и смердов началось еще в XIV веке, то в России крепостное право отменили всего за четыре года до запрета рабства в США. Более того, в России крепостная зависимость в конце XVIII века серьезно усилилась. В то время как в Западной Европе феодализм медленно, но верно шел на спад, в России обязанностей у крепостных становилось все больше, а власть знати устойчиво укреплялась. Поэтому элементы феодального закабаления в России пустили более глубокие корни, а возрождение феодальных порядков внутри национальной элиты породило цепную реакцию и в других социальных слоях.


Очень важно провести различие между двумя типами элит: старой советской номенклатурой и сегодняшними российскими спецсубъектами (это те, кто обладает особым статусом, не позволяющим их арестовывать, подвергать обыскам и отдавать под следствие обычной прокуратуре). Первая обладала определенными финансовыми и материальными привилегиями, а второй уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации открыто предоставляет иммунитет. Согласно статье 447 этого кодекса, в данную категорию включены все депутаты, судьи, прокуроры, следователи, губернаторы, мэры, сотрудники Счетной палаты Российской Федерации, члены избирательных комиссий, а также некоторые другие госслужащие. В отличие от советской номенклатуры, сегодняшние спецсубъекты официально находятся вне сферы действия российских законов.

Эту группу людей в народе называют «новой знатью». Впервые этот термин использовали сотрудники Федеральной службы безопасности, чтобы выделить себя в качестве лучших из лучших в составе сегодняшней элиты. В более широком смысле «новая знать» означает многоуровневую элиту из чиновничьего корпуса и силовых ведомств. Но и внутри этой самой элиты имеется четкое иерархическое расслоение, очень сильно напоминающее традиционное феодальное общество. У сегодняшней российской элиты имеется свое «дворянство шпаги» и «дворянство мантии», то есть, силовики и бюрократы. Там существует хорошо структурированная иерархия с четким порядком подчиненности. Средневековое правило «вассал моего вассала не мой вассал» действует сегодня в России безупречно.

В то же время, верховный правитель руководит всей системой посредством своей преторианской гвардии, а именно, Федеральной службы безопасности (ФСБ). Уголовные дела на сотрудников ФСБ заводят в шесть раз реже, чем на полицейских и прокуроров, и примерно в 30 раз реже, чем на других спецсубъектов. Это данные официальной статистики Верховного суда. Данная преторианская гвардия стала в России вполне реальной силой, и организована она по образу и подобию средневекового рыцарского ордена.

Короче говоря, в сегодняшней России возрождены все элементы, которые существовали в старорежимной дореволюционной Франции. Там есть знать («дворянство шпаги» и «дворянство мантии») и духовенство, и оба сословия обретают все большую власть и влияние. По состоянию на 2016 год в России было примерно 200 тысяч сотрудников ФСБ, более 400 тысяч сотрудников Министерства внутренних дел и прочих ведомств по обеспечению безопасности, до одного миллиона государственных служащих на «значимых» должностях и около 100 тысяч представителей духовенства и монашества. Это примерно похоже на демографический состав дореволюционной Франции, где было 140-150 тысяч дворян и 120 тысяч священников, которые вместе составляли чуть больше одного процента населения страны. Но главная проблема России не в том, что она похожа на Францию 250-летней давности, которая взрастила Вольтера и Дидро. Корни ее феодальной патологии гораздо глубже.

....

В сегодняшней России мы наблюдаем возрождение феодальных порядков, что проявляется как минимум двумя способами. Прежде всего, в повседневную жизнь возвращается изложенная в Русской Правде система денежных компенсаций, хотя на сей раз она не оформлена законодательно. Согласно действующей системе, жизнь государственного служащего стоит дороже, чем жизнь рядового гражданина. Такая точка зрения существенно отличается от порядка и уклада, существующего в большинстве западных обществ. Там с уважением относятся к жизни военнослужащих и полицейских, но граждане на Западе считают, что эти люди идут на риск добровольно и получают хорошее вознаграждение за свою службу. Например, если американский солдат погибает во время боевых действий или если убивают полицейского при исполнении служебных обязанностей, их семьи получают компенсацию в среднем 100 тысяч долларов за военнослужащего и 350 тысяч долларов за полицейского. В отличие от них, пособия семьям погибших гражданских лиц (в результате терактов, медицинских ошибок, управленческих просчетов) обычно бывают гораздо больше. Так, выплаты родственникам жертв терактов 11 сентября составили в среднем 2,1 миллиона долларов; за врачебную халатность выплачивают примерно 74,5 миллиона долларов; а семьи тех, кто погиб в 2018 году при обрушении моста во Флориде, получили по 15 миллионов долларов.

В России же, напротив, жизнь обычного подданного ценится дешево. Стандартная компенсация за смерть в результате несчастного случая на производстве не превышает один миллион рублей, что по нынешнему курсу составляет 15 тысяч долларов. Эта цифра может стать намного меньше, если речь идет о несчастном случае где-нибудь в глубинке, который не привлек к себе внимание публики. Родственники семи жертв несчастного случая на воде на Южном Урале получили в прошлом году по 100 тысяч рублей (1 500 долларов) за каждого погибшего. Но сумма компенсации возрастает, если несчастный случай может нанести ущерб имиджу власти. Так, родственники 64 жертв пожара (в основном это дети) в кемеровском торговом центре получили по пять миллионов рублей за каждого погибшего. Самая большая выплата за врачебную ошибку в России составила 15 миллионов рублей (230 тысяч долларов). В том случае неправильно лечили роженицу и новорожденного, который скончался спустя два года после сильных мучений, а его мать стала инвалидом. В большинстве случаев такого рода компенсация составляет 1-2 миллиона рублей (15-30 тысяч долларов) или даже меньше.
...
Со стороны происходящее в российской политической экономии можно назвать клептократией. То лицо, которое Россия показывает Западу, дает все основания для наклеивания этого ярлыка. Но всю глубину ситуации этот термин не охватывает, а ее проявления для большинства западных стран просто непостижимы.

Россия продолжает процесс демодернизации, уходя от современности, и для понимания будущего этой страны в равной степени важны две тенденции.
...
Как долго сможет существовать новый российский феодализм? Скорее всего, пройдут десятилетия, прежде чем он исчерпает себя. Подобно любой другой классической феодальной стране, Россия в XIX веке была созидательным обществом, которое не могло конкурировать с соседями и не имело выбора, кроме содействия росту населения, внедрения новых методов производства и создания равновесия между разными общественными классами. Но современная Россия имеет сырьевую экономику, и две трети ее экспорта состоят из энергоресурсов и сырья, добычей и производством которых занимается менее трех процентов трудоспособного населения. В таких условиях правящая элита никогда не будет испытывать достаточного давления снизу, которое подталкивало бы ее к существенным системным переменам.

Максимум, что может сделать Запад, это занять выжидательную позицию, следя за исходом тех, кто ощущает себя людьми XXI, а не XVI века. Исход из России со временем подорвет систему. В отличие от вездесущего феодализма прошлых столетий, его новая версия ограничена рамками одной-единственной страны. Как это ни странно, концепция «победы социализма в отдельно взятой стране» уступила место идее «феодализма в отдельно взятой стране». Но, дожидаясь второй смерти этого зомби, Запад должен пристально следить за тем, чтобы российский неофеодализм не переходил границы России и не заражал современную часть мира.

ИноСМИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 108 comments