tolya99 (tolya99) wrote in potsreotizm_new,
tolya99
tolya99
potsreotizm_new

Category:

Англосаксы произошли от кроманьонцев, не создавших речь

Вначале было слово, и те, кто его создали назывались славяне. Речь не дана природой для передачи по биологическому наследству. Речь была создана предками в определенных условиях (об этих условиях в другом месте), те же, кто жил в иных, более благоприятных условиях, просто не имели необходимости создавать речь.

Отсюда и ценности у этих двух ветвей человечества разные, разное построение общественных отношений, построение общества.

Англосаксы произошли от кроманьонцев, не создавших речь, а воспринявших её от других кроманьонцев, тех самых, которые эту речь создали. Говорящие и неговорящие резко отличались биологически. То, что они различались и технически и социально – банальность.

Дело в том, что одновременно с речью говорящие обрели еще семью, общину и безграничные возможности уровня предметных действий. Говорящие жили в обществе, социально и технически – человеческом.

Неговорящие были животные в животном обществе, хотя жили в домах, пользовались одеждой и огнем, имели религию. Все коллизии формирования человека и его современной деградации основаны на противостоянии создателей речи и тех, кто получил речь в готовом виде.

С точки зрения говорящих неговорящие были недоразвитыми людьми, что полностью соответствовало действительности.

Эмоционально большинство говорящих относились к неговорящим как старшие к младшим. Им хотелось довести недоразвитых до совершенства, научить. Справиться с таким желанием – достаточно трудная задача для развитого разума. Ценность общения с равным для них несомненна. В отличие от недоразвитых – неговорящих.

Неговорящие остановились в развитии эволюционно.

У их предков не было жизненной необходимости в волевых усилиях для развития мозга выше животного уровня.

А раз не было жизненной необходимости, то необходимость формировать речь ими воспринималась как навязанная извне докучливая обязанность. Отсюда, их речь основана не на доведенном до предела стремлении быть понятым, а на усилиях троешника, за мелкую награду согласного сделать домашнее задание.

Или, точнее, усилия дрессируемого животного поддержанные то ли рефлексами, то ли стремлением избежать наказания, короче – вынужденность внешними обстоятельствами, причем учитель поневоле навязывает свою волю. Отсюда и несимметричные отношения.

Это говорящие кроманьонцы относятся к неговорящим доброжелательно-покровительственно. Неговорящие же к говорящим относятся как паразит к своему биологическому хозяину. Все это видно невооруженным глазом в наше время.

Мы ждем от Запада понимания, а Запад ждет от нас покорности.

Более того, само слово „славянин” для англосаксов есть обозначение раба. Это явление есть последствие несимметричности взаимоотношений говорящих и неговорящих.

Дело в том, что сформированная речь дает толчок к развитию уровня предметной деятельности. Вследствие этого говорящие очень быстро и легко сформировали предметный мир, превосходящий предметный мир неговорящих даже не на порядок, а просто невероятно превосходящий воображение неговорящих.

При соприкосновении этих двух групп (славян и англосаксов) различие в предметных мирах вызывало соразмерную, то есть космических масштабов, зависть у будущих англосаксов. Их уровень развития позволял им оценить качество предметов славян, значение этих предметов для жизни, и вызывал желание обладать этими предметами.

Среди будущих англосаксов обладание предметами славян стало признаком иерархического статуса. Чем больше славянских предметов ты имеешь, тем выше твой уровень. Так были заложены основы современной элиты Запада.

Славяне – творцы предметного мира, относились к вещам иначе.

Их отношение к вещам было, а во многом и сейчас продолжает быть основано на умении изготовить эти вещи, и даже не изготовить, а увидеть несовершенство окружающего мира, найти решение по усовершенствованию мира и воплотить это решение в изготовлении предмета, заполняющего брешь в несовершенстве мира. Усовершенствовав актом творения творец отнюдь не претендует на авторство.

Вместе с речью он обрел еще и чувство долга.

Творя, он выполняет долг – продукт воспитания славянских мальчиков. Он счастлив своим творением как исполнением долга. Вот эта радость творца, выполняющего долг перед своими близкими, непостижима для англосакса.

Славянин творит предметный мир из соображения построения правильных отношений с близкими. Славянин, творя предметный мир, строит человеческие отношения. Англосакс строит свой предметный мир на основе стремления к обладанию, из стремления стать альфа-самцом, он тем самым воспроизводит животные отношения.

Совершенствование в линии потребителей так и шло по линии совершенствования потребления. Неговорящие были абсолютно не интересны как собеседники. Но они были замечательными социальными паразитами. Так же как кошки и комнатные собачки, только гораздо сильнее – их лимбика была мощнее любой другой животной лимбики.

Говорящий, попав в компанию неговорящих (вынужденно) не стремился к доминированию, он мог бы быть учителем для желающих учиться, но в стае неговорящих всегда уже был собственный обладатель технологии изготовления важных (священных) предметов (прежде всего огонь), и говорящего ждала участь Прометея.

Главной его бедой было не совершенство уровня предметной деятельности, а основанное на традиции стремление развить недоразвитых. В итоге славяне посадили себе на шею идеального паразита – англосаксов.

Приходится не только их кормить всем миром, но еще и непрерывно оправдываться перед ними в каждом своем действии. При этом мы вынуждены выносить на публичное обсуждение вопросы, публичное обсуждение которых приводит к разрушению педагогической среды в мире. Тем самым мы помогаем англосаксам в их борьбе с культом личности и формированием личностей в подрастающем поколении.

Более того, наша собственная молодежь пополняет ряды пятой колонны. Это значит, что педагогическая среда формируется под влиянием Запада.

Англосаксы уже никогда не примут точку зрения русских. При этом они великолепно понимают русских. Они изучали русских со многих точек зрения в течение многоих веков, их знания безупречны. Русские не понимают англосаксов.

Это непонимание основано на эмоциональном неприятии стремления стать альфа-самцом. Для русского это значит стать животным, то есть понизить свой статус как личности.

Для англосакса вполне естественна постановка вопроса о ликвидации какого-либо народа, в первую очередь того, традиции которого наиболее полноценно формируют педагогическую среду, формирующую личности. Англосаксы имеют богатый исторический опыт в этой области.

В настоящее время они запланировали и проводят в жизнь план геноцида в отношении русских. Для русского это за гранью воображения. Русские, даже услышав из пасти тэтчер, гайдара и прочих «сверхчеловеков» планы уничтожения девяти из десяти русских, не могут относиться к этому как к серьёзной опасности.

НЕ МОЖЕТ РУССКИЙ ДОПУСТИТЬ ДАЖЕ В МЫСЛЯХ, ЧТО ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ЗАПЛАНИРОВАТЬ УНИЧТОЖЕНИЕ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ЕМУ НИЧЕГО ПЛОХОГО НЕ СДЕЛАЛИ.

Это и есть главная беда русских.

Что мешает русским поступить с англосаксами симметрично?

Почему бы нам не изучить их так же, как они изучили нас? Почему бы нам не создать фонды, которые чисто за бабки найдут негодяев в англосаксонском мире (а их там и искать не надо, там продажность в крови, они только дубинки закона боятся), чтобы эти негодяи написали им их историю на тех же принципах, на каких они создали нашу историю?

Чтобы в этой истории их лучшие люди были выставлены негодяями, а их власовы и солженицыны были бы представлены светочами чистоты и непорочности?

Почему бы нам не стравить Канзас с Оклахомой, или США с Англией? Почему бы нам не заставить этих существ прыгать по Уолл-стрит с криком «кто не скачет тот не англосакс»?

У нас что, некому такое придумать? Я думаю, нашли бы мы таких мастеров.

У нас времени нет. За десять лет нам не успеть пройти путь, которой уроды прошли за тысячелетия, а вопрос о нашем существовании будет решен именно в ближайшее десятилетие.

Но самое главное, если мы будем действовать как англосаксы, думать как англосаксы, воспитывать детей как англосаксы, то мы и общество получим неотличимое от англосаксонского. Стоит ли менять шило на мыло?

Мы и не можем дать симметричный ответ. Мы не англосаксы, мы русские. Мы наследники тех, кто создал речь и человечество.

Ответ мы дадим асимметричный…

еще немножко антифашизьму тут
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments