Александр Шелестов (microgenius) wrote in potsreotizm_new,
Александр Шелестов
microgenius
potsreotizm_new

ФСБ снова предотвратила теракт!

Курсанту военной академии грозит пожизненное заключение

photo_2018-01-09_18-25-05.jpg

В этой истории прекрасно буквально все!

Чувак хотел стать диверсантом, прыгать в тыл врага (!) на парашюте, в шутку разработал план захвата казармы в своем училище. Рассказывал о плане каждому встречному. Слухи дошли до начальства. Те хотели медаль за поимку фошиста, вызвали фсбшников. Чекисты пришли, сказали, что просто хотят узнать подробнее, что им можно довериться, они никому ничего не расскажут. Пацан обрадовался "ушам", его хорошенько выслушали, и завели на "диверсанта" уголовку, обвинив его в подготовке террористического акта. Пареньку светит пожизненное заключение, всем остальным — медальки, повышение по службе и дополнительный паек.

Под катом подробности.



Первое заседание по делу Вадима Осипова, курсанта Военно-космической академии имени Можайского (ВКА) в Ленинградском окружном военном суде длилось не более десяти минут. Судья публично задал обвиняемому несколько общих вопросов для установления личности и объявил, что в связи с праздниками дело начнут рассматривать завтра.

Сегодня молодой человек, обвиняемый в терроризме, был несказанно рад вниманию прессы. Вадим улыбался и махал журналистам через стекло, общался с удовольствием. На вопрос из толпы «вину-то будешь признавать?» удивленно улыбнулся, замотал головой и начал объяснять, что не виновен, а следствие допустило большую ошибку. Впрочем, его общение с журналистами быстро пресекли хмурые приставы. Впечатление террориста Вадим совсем не производит, улыбчивый, легко идущий на контакт молодой парень. С готовностью отвечает на вопросы судьи, адвоката, журналистов. Только руки почти всегда держит сцепленными, за спиной или перед собой. Наверное, это уже привычка: под стражей Вадим находится с 10 апреля.

В терроризме Вадима Осипова заподозрили после того, как 19-летний первокурсник факультета топогеодезического обеспечения и картографии ВКА составил схему казармы и план ее захвата. Изначально ему предъявили обвинение по части 1 статьи 205.1 (содействие террористической деятельности), но в процессе следствия добавили еще и приготовление к террористическому акту группой лиц по предварительному сговору с наступлением тяжких последствий и умышленным причинением смерти человеку (статья 205, часть 3, пункт «б», УК). По версии следствия, студент собирался осуществить захват казармы с помощью своих однокурсников и вербовал их. По этой статье уголовный кодекс предусматривает срок вплоть до пожизненного лишения свободы.

«Для нас это было шоком, когда ему утяжелили ответственность. Сторона обвинения должна предоставить свои доказательства того, что мой подзащитный совершал приготовления к террористическому акту. В материалах дела их нет. Он не искал и не подготавливал какие-либо орудия или предметы, которые можно было бы использовать для теракта. Следствием не найдено ничего, что требуется для изготовления взрывчатых или горючих веществ. Вся его жизнь в казарме проходила на глазах сокурсников и командиров, и в этой ситуации вести двойную игру было просто невозможно», — подчеркивает адвокат Виталий Черкасов.

Осипов был заключен под стражу вскоре после теракта в петербургском метрополитене. Вадим — сирота, своего отца он не знает, а мать умерла в 2011 году. Юноша воспитывался в кадетском училище в Оренбурге, а в 2016 году поступил в петербургскую Военно-космическую академию имени Можайского на факультет топогеодезического обеспечения и картографии. К моменту задержания Осипов разочаровался в учебе. Он понял, что когда доучится, то получит штабную должность, а ему хотелось быть реальным военным. Он неоднократно говорил сокурсникам и адвокату, что видит себя в роли диверсанта, мечтал прыгать с парашютом в тыл врага.

«Вадим очень сложная натура. Следователи не предприняли всех мер для того, чтобы специалисты в области психологии изучили его личность. Он сирота, и часто сложное детство отражается на судьбе человека. Когда я с ним познакомился, он показался мне впечатлительным, увлекающимся, с богатой фантазией» — рассказал адвокат.

По словам адвоката, план захвата был прежде всего его дополнительной самоподготовкой, навеянной курсом «Антитеррор», который был у курсантов одним из самых популярных предметов. «На курсе ученикам постоянно повторяли, что обстановка в мире нестабильная, нужно быть чутким, внимательным, осмотрительным, и следует защищать мир от нападения террористов. Рассказывали, распределяли, кто какой участок защищает, отрабатывали на местности. Да, план-захват сделал он один. Но он применил богатую фантазию, а также указал на незащищенные места казарм» — уверен адвокат.

Когда к Вадиму впервые пришли сотрудники ФСБ, «пообщаться», он раскрыл перед ними душу, и рассказал многое из того, что человек осторожный никогда бы не доверил специалистам такого профиля. Курсант изложил свои идеи по захвату казармы, думая, что это поможет выявить недостатки в системе безопасности. Курсант довольно подробно рассказал майору ФСБ, как, по его мнению, двое заговорщиков могли бы захватить комнату хранения оружия и забаррикадировать вход в казарму кроватями и тумбочками. Свою идею он считал интересной, так как впоследствии ее можно было использовать для выявления недостатков в системе охраны помещений. Сотрудник спецслужбы после разговора подал рапорт об обнаружении признаков содействия терроризму. «Сам Осипов всерьез полагал, что ФСБшники — доблестные сотрудники, люди чести и долга. И если они ему сказали — ты нам доверься, мы твои друзья, и никуда эта информация, которую мы о тебе уточняем не уйдет, то они соврать не могут. Он до последнего предполагал, что им заинтересовались в силу того, что у него были хорошие показания по спортивной подготовке, что он смышленый парень, а это его звездный час», — поясняет Виталий Черкасов.

Сразу после заключения Осипова под стражу его сокурсники тепло отзывались о Вадиме, говорили, что он всего лишь фантазер и впечатлительный парень. Затем в деле появились письменные показания тех же однокурсников, в которых они заявляют, что курсант вербовал их, а они тогда этого просто не понимали. Адвокат Виталий Черкасов рассказал, что курсантов навещали сотрудники ФСБ и показания изменились сразу после этих встреч.

Адвокат также пояснил, что, не смотря на позитивный настрой Вадима в суде, он сейчас находится в сложном психологическом состоянии. До последнего момента он считал все случившееся недоразумением, не мог поверить в происходящее. «Он был ошарашен, когда оказался в следственном изоляторе, говорил, что он законопослушный человек, а оказался среди убийц, воров и насильников. Сотрудники ФСБ навещали Вадима, он верил и им, считал, что следственный комитет против него, а ФСБшники ему помогут. Он и у Шойгу помощи просил», — делится адвокат.

Эксперты-психологи, которых предоставило следствие, пришли к выводу что Вадим Осипов человек вменяемый и действия свои осознавал. Сейчас адвокаты получают консультацию других психотерапевтов, потому что считают, что личность подзащитного исследована не глубоко, не учтены детские и подростковые травмы.

Рассмотрение дела вполне может затянуться на несколько месяцев. Все это время обвиняемый Вадим Осипов продолжит находиться под стражей.


via
Tags: Наши Разведчики VS их шпионы, а нас-то за что?, вы всё врёти!, гебня не дремлет, диды воевали!, жизнь удалась, за ВДВ!, как жы так?, кругом враги, на Фашингтон!, награда нашла героя, произошла чудовищная ошибка, русский человек безусловно доверчив, своих не бросаем!, служи дурачок - получишь значок!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments

Beststanislav_spb

January 10 2018, 21:11:00 UTC 6 months ago Edited:  January 10 2018, 21:11:33 UTC

  • New comment
"При проверке дел НКВД [Свердловской] области (когда руководство его было арестовано) обратило на себя внимание необычайно большое количество осужденных «тройкой» японских шпионов. Представлялось маловероятным, чтоб японцы, конечно, интересующиеся Уралом, расплодили так много своих людей в одной области и, главное, людей комсомольского возраста, и не только в городах, но и поселках. Было решено еще раз тщательно проверить все эти дела, хотя по большинству из них люди уже были расстреляны. «Дела» этих шпионов почти все были по нескольку листов: заявление о признании своей вины, подписанное в НКВД (еще до ареста), затем подтверждение своей чистосердечной вины на допросе и все, если не считать решения «тройки» о расстреле шпиона.
Была установлена гнусная провокация. В погоне за «врагами народа» по указанию начальника областного НКВД его особо доверенные и особо же проинструктированные уполномоченные выезжали в тот или иной рабочий район, собирали там в большой тайне от всех членов комсомольских организаций и после строжайших предупреждений открывали «секрет». Он заключался в следующем. В Японии якобы попались и арестованы наши разведчики. Надо их вызволить, тк. всем им грозит смерть, надо добиться возвращения их на родину. Но для этого японскому правительству надо предъявить документы, что и оно занимается у нас шпионажем. Лучшим доказательством для этого будут заявления советских граждан, что их склонили к сотрудничеству японские резиденты. И вы, мол, комсомольцы, должны помочь НКВД в этом...
Ну как не помочь Родине? Особенно молодым? И вот полные пыла и желания помочь своим, под диктовку уполномоченного ребята писали в НКВД заявления (в разных вариациях), что они японские шпионы, требуя допросить их, где они подробно обо всем расскажут. Собрав эти заявления, уполномоченный уезжал, а через некоторое время «заявителей» арестовывали (так надо, придется потерпеть и т.д.),а затем «тройка» при НКВД их, как «шпионов», приговаривала к расстрелу. Таких «шпионов» на Урале было расстреляно около 100 человек."
из воспоминаний Николая Порфирьевича Афанасьева, бывшего Главного военного прокурора, генерал-лейтенанта юстиции