Miguels (miguels) wrote in potsreotizm_new,
Miguels
miguels
potsreotizm_new

Почему нельзя бороться с коррупцией?

Расскажем на примере государства рабочих и крестьян, в котором её, как известно, не было.


Как «хлопковое дело» в Узбекистане привело к развалу СССР
6 ноября исполняется 100 лет легендарному руководителю Узбекской ССР Шарафу Рашидову. Почему после смерти его объявили главным коррупционером в Советском Союзе, а теперь прославляют на родине, разбиралась обозреватель «КП» Галина Сапожникова... Какая правда из этих двух правдивее, и не перепишут ли историю в угоду политике на нашем веку еще раз раз? На эти и другие вопросы отвечает автор книги «Коррупция в Политбюро. Дело красного узбека» писатель-историк Федор РАЗЗАКОВ.

[Историческая справка]ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

«Хлопковое дело» — собирательное название целой серии уголовных дел, связанных с коррупцией и приписками на территории Узбекской ССР в последние годы существования Советского Союза. Компартией Узбекистана тогда руководил первый секретарь Шараф Рашидов, потому тень падала непосредственно на него.

Расследование, которым руководил старший следователь по особым делам Генпрокуратуры СССР Тельман Гдлян, было предано широкой огласке для того, чтобы дело стало показательным — населению страны демонстрировали таким образом, что государство борется с коррупцией. Было возбуждено 800 уголовных дел, по которым осуждено более 4000 человек. Впоследствии в коррупции при проведении этого расследования был обвинен и исключен из партии уже сам следователь Гдлян.


— В Ташкенте, где к Шарафу Рашидову до сих пор относятся с уважением и где в театре Навои ставится балет по одному из его произведений, я с удивлением узнала, что он был военным журналистом и даже присутствовал на вскрытии могилы Амира Темура в июне 1941 го да в Самарканде, когда производились археологические раскопки.

— У него вообще уникальная биография. Он был единственный просвещенный руководитель из советских лидеров. Человек, который, помимо партийной, государственной деятельности, занимался еще и творчеством, написал несколько романов и пьес, выпустил сборник стихов.

— Его называли даже «лицом советского Востока»…

— Судя по всему, из-за этого он и пострадал. В Узбекистане его авторитет был очень большим, его называли «халол». По-узбекски это означает — кристально чистый человек, к которому грязь не пристает. Кому было выгодно, чтобы именно с Узбекистана началась так называемая «борьба с коррупцией», стало понятно чуть позже, когда страна начала трещать по всем швам, начались региональные конфликты в Нагорном Карабахе, в Узбекистане, в Азербайджане, в Прибалтике. Люди, которые это все затевали, не рассчитывали, что начнутся сепаратистские выступления, которые и привели к распаду Советского Союза. Когда они затевали «узбекское дело», они такой цели не ставили... Коррупция там тоже была, как и во всех советских республиках, но не было сепаратизма. Начинать нужно было с других регионов: с Закавказья или с Прибалтики. Но начали именно с Узбекистана.

— Почему?

— В 1982 году Леонид Ильич Брежнев, будучи уже больным человеком, совершил две поездки — в Ташкент и в Азербайджан. В ноябре пленум ЦК КПСС должен был произвести существенные кадровые перестановки, и если бы это произошло, вполне возможно, Советский Союз удалось бы сохранить. Судя по всему, Брежнев хотел ориентироваться не на западную элиту, которая в Советском Союзе уже поднимала голову и на которую впоследствии ориентировался Горбачев, а на восточные мусульманские. Вполне возможно, что Рашидова могли ввести наконец в Политбюро, своей очереди он ждал 22 года… Брежнев при загадочных обстоятельствах умирает буквально накануне этого пленума. Он должен был уйти с поста Генерального Секретаря, стать председателем партии, как Дэн Сяопин. А генсеком должен был назначить кого-то из своего ближайшего окружения, из тех людей, которых не хотела видеть прозападная прослойка. Поэтому по Рашидову наносился удар именно с этой точки зрения. Он был самый авторитетный среднеазиатский лидер. У него были прекрасные контакты с Индией, Пакистаном, Ираном, Ираком. Весь регион практически был под его влиянием. Государственные деятели азиатского региона ему очень доверяли. Судя по всему, людям, которые стояли за «узбекским делом», было невыгодно, чтобы Рашидов становился членом Политбюро.

— Шум по поводу «хлопкового дела» тогда в стране был страшный...

— Он был устроен теми людьми, которые затевали это дело в Москве. Все СМИ были подчинены Старой площади. Идеологией занимался Александр Николаевич Яковлев — человек, завербованный американской разведкой. Те люди, которые его вербовали в 1959 году во время стажировки в Колумбийском университете, давали ему возможность подняться, как и экс-генералу КГБ Олегу Калугину. Ожидать от Яковлева лояльного отношения к Рашидову было невозможно. Он как раз и относился к той прозападной группировке, которая потом разваливала Советский Союз.

— То есть, можно сказать, что Шарафа Рашидова до сердечного приступа, который случился с ним на хлопковом поле, довели?

— Причем целенаправленно. Бывшего министра внутренних дел Николая Щелокова довели до самоубийства, а Рашидова до инфаркта...

— Почему Шараф Рашидов, который был похоронен с почетом в центральном сквере Ташкента, спустя некоторое время был эксгумирован и перезахоронен на городском кладбище?

— Произошло это после того, как летом 1984 года в Ташкенте был собран пленум ЦК Компартии Узбекистана. Москве нужно было найти «козловотпущения». Нашли — но к тому времени Рашидов уже был торжественно похоронен. И Москва в приказном порядке заставила его перезахоронить, потому что «узбекское дело» продолжалось. Судя по всему, заказано оно было кавказскими элитами, которые хотели отвести от себя удар.

Так что Шеварднадзе стал министром иностранных дел неслучайно. Представители кавказских элит имели связи в Москве, в достаточно влиятельных кругах, вплоть до Политбюро. А узбеки не имели. Единственный среднеазиатский лидер, который входил в Политбюро, был лидер Казахстана и друг Брежнева Динмухамед Кунаев. Он пострадал следующим после Рашидова — его тоже облили грязью. Потом дошла очередь до Алиева. Мусульман целенаправленно дискредитировали, в отличие от кавказцев. Шеварднадзе же в это время спокойно разваливал восточный блок, ездил по миру, договаривался, отдавал акватории.
https://www.samara.kp.ru/daily/26752/3782842/
Tags: potsreotizm, ахахахахаха... то есть мяу!, блядизация, верните совок пролетариату!, время охуительных историй, да - мы охуели и что?, идём к победе коммунизма, клоун у пидорасов, не надо раскачивать лодку!, плохие бояре
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments

Bestluk_aa

November 7 2017, 10:27:59 UTC 1 week ago Edited:  November 7 2017, 10:29:42 UTC

  • New comment
"...занимался еще и творчеством, написал несколько романов и пьес, выпустил сборник стихов."
Рубина пишет, как эти среднеазиатские писатели от компартии творили:

"— Ну и сам ведь Шараф Рашидович литературным трудом себя обременял — одно время даже председателем правления Союза писателей Узбекистана был...
— Его, естественно, более старшие товарищи переводили, но у него был зять Нурали Кабул...
— ...который тоже этим делом баловался...
— Более того, очень толстый журнал «Искусство советского Узбекистана» возглавлял...Понятно, что мне дали подстрочник, который примерно такой имел вид: «Взошло утреннее солнце. Зулфия огород стал редиска копать. Его девичье сердце трепещет от любви» — все это надо было...
— ...на человеческий переложить язык..."

"...— Вы не только Нурали Кабула переводили, но и многих других, поэтому не могу не спросить: узбекская литература что-то из себя представляла? Классики — и русские, и украинские — говорили мне, что вообще-то и проза, и поэ­зия братских среднеазиатских и кавказских народов весьма примитивны: девушка, типа, стоит на высокой горе, всадник скачет по степи на коне...
— Вы знаете, это, конечно, не так, потому что литература есть: и узбекская, и персидская, и какие-то древние, но существовала советская узбекская литература, и вот она... Это, в общем, был абсолютный..."